Остаться в живых или Новые правила госпитализации (и их последствия - на примере мой семьи)

Оригинал взят у tavologa в Остаться в живых или Новые правила госпитализации (и их последствия - на примере мой семьи)
Добралась я таки до ЖЖ, чтобы изложить события последних дней. Честно постараюсь рассказать все спокойно и без мата, хотя желание пристрелить того козла, который подписал приказ о новом порядке госпитализации, крепнет с каждым днем. К сожалению не знаю номера приказа и его уровня (федеральный или московский), но от всей души желаю авторам сего знаменательного шедевра на своей шкуре прочувствовать, к чему он приводит. Ладно, лирика закончилась, приступим к фактам.

14-е августа, поздний вечер. У моего мужа неожиданно поднялась температура. 38,6. При попытке встать потерял равновесие, упал, при этом на суставе большого пальца правой ноги прорвался абсцесс. Что характерно, до этого палец не болел и никак себя не проявлял, то есть, наличие там абсцесса обнаружилось, когда тот уже прорвался. И полилось оттуда нечто: на гной похоже мало, ни запаха, ничего такого, зато с мелким то ли сухожильным, то ли хрящевым крошевом. "Опаньки", - сказала я, и на следующий день вызвала "скорую" На следующий - поскольку была уверена в том, что Димку госпитализируют, отток содержимому есть, время позднее, а мне рано утром на работу.

15-е августа, после обеда. Я вызвала "скорую". Приехавшие тетеньки сообщили, что с 12-го числа действует новый порядок госпитализации, согласно которому наш случай не является экстренным, поэтому лечиться нам надо амбулаторно, то бишь, в поликлинике, а госпитализироваться, если поликлинические врачи сочтут необходимым, в плановом порядке.Передали актив в поликлинику (ага, терапевту) и уехали.

15-е августа, вечер: нам позвонила терапевт, сказала, что не видит смысла к нам идти, и вообще, хирург сегодня во вторую смену, вот и шуршите, господа хорошие, к нему. Ножками, ножками, пофиг на то, что нога не очень ходит.

15-е августа, примерно через час. Что делать, доползли до хирурга. Если кому интересно - некий Закарян А.Д., работает в бывшей поликлинике №45, ныне филиале №2 поликлиники №23 г. Москвы. Этот человек в белом халате (назвать его врачом у меня язык не поворачивается) не соизволил даже из-за стола встать, чтобы хотя бы осмотреть рану. На случай, если кто не в курсе, хирург ОБЯЗАН лично присутствовать при первой перевязке. Нет, зачем ему лишние трудности, задницу от стула отрывать - это не для него. Отправил к медсестре делать перевязку. Ни записи в карте, ни записи в единой компьютерной сети ЭМИАС, с которой сейчас работают практически все врачи в гос. учреждениях, ни диагноза - вообще ни-че-го. Как будто нас и не было. Медсестра сделала перевязку, Закарян на мой вопрос, что дальше, нехотя сказал, что можно ходить на перевязки в поликлинику, а можно то же самое делать дома: наложить левомеколь и перебинтовать не так уж и сложно. Антибиотики? Ну, если хотите, можете принимать...

16-18 августа. Ладно, сидим дома, обрабатываем рану, делаем перевязки, колем линкомицин (поскольку он тропный к костным тканям, а там явно проблема в суставе. Параллельно пытаюсь найти какие-то варианты госпитализации, потому что вижу, что нога все краше, Димке все хуже, на горе-хирурга надежды никакой, на скорую, судя по всему, тоже. Звоню в платное отделение одной из московских больниц, общаюсь с заведующий. Обсуждаем, что и как, выводы совпадают: остеомиелит, вялотекущий сепсис, костный туберкулез или онкология. Как говорится, выбирайте, от чего вам больше нравится сдохнуть. Зав. отделением мне честно говорит, что если это сепсис, то цена вопроса около 300 тысяч рублей. Таких денег у нас нет. Сотня найдется, даже полторы, но не три. Обзваниваю дальше - везде примерно то же самое. А нога все краше.

19-е августа, вечер. Возвращаюсь с работы. У Димки опять температура за 38, по стопе почти до щиколотки поднимается краснота. Я не идиотка, я понимаю, что мы с ситуацией не справляемся. дойти до хирурга возможности уже нет, поскольку появились боли. Повторно вызываю "скорую". После долгих препирательств с зав. станцией машина таки приезжает. И (та-дам!) отказывает в госпитализации, ссылаясь на все тот же приказ. Перенаправляет актив в неотложку. Зачем - непонятно, поскольку неотложка госпитализировать вообще не может.

19-е августа, примерно через час-полтора. Приезжает неотложка. Доктор смотрит на ногу и делает квадратные глаза: "Вы почему не в стационаре?!". Объясняю ситуацию. Доктор тяжело вздыхает и показывает мне копию приказа, согласно которому теперь амбулаторно (то бишь, в поликлинике) лечатся флегмоны (если кто не в курсе - разлитое гнойное воспаление, требующее оперативного вмешательства), рожистое воспаление с выраженной интоксикацией (это когда температура за 40), эпи-синдром, в том числе при наличии судорог, гипертонический криз и много чего еще. Очень, очень занимательный документ. Надо будет найти его полный вариант. Но мне реально интересно, те дебилы, которые его разрабатывали и утверждали, вообще хотя бы раз в жизни хоть одно из перечисленных там заболеваний в глаза видели? "Похоже на остеомиелит", - говорит доктор. "Похоже", - грустно отзываюсь я. Доктор с неотложки перенаправляет актив в поликлинику, поскольку больше он ничего сделать не может. Я начинаю названивать на горячую линию департамента здравоохренения (это не опечатка, это мое отношение к тому, что у нас сейчас делают с медициной).

Дозваниваюсь. Дежурный врач внимательно меня высушивает и задает резонный вопрос: "А почему вы до сих пор не в стационаре? А если там остеомиелит?". Оказывается, доктор только из отпуска и не в курсе последних изменений. Рассказываю ему про приказ. Реакция примерно как у меня: "У нас что, кладбища плохо заполняются?". Дежурный мне советует действовать через зав. филиалом и добиваться госпитализации всеми правдами и неправдами.

20-е августа, утро. Звоню в поликлинику, разговариваю с заведующей. Реакция заведующей практически дословно совпадает с реакцией дежурного на горячей линии: "Как - не госпитализировали? А если там остеомиелит? У какого хирурга были? Бегом ко мне за направлением на госпитализацию!". Поскольку я была на работе, с бумажками бегал ребенок.

20-е августа, после обеда. Приходит из районной поликлиники терапевт, которой неотложка накануне передала актив. Смотрит на ногу, которая стала еще краше: стопа красная, горячая, из сустава непрерывно выходит все то же крошево. Задает сакраментальный вопрос, почему мы до сих пор не в стационаре. Пишет направление на госпитализацию, вызывает "скорую". Диагноз - остеомиелит под вопросом. Никуда не уходит, сидит и ждет. Забегая вперед: я искренне благодарна этому врачу. Она не ушла, пока не получила подтверждения, что Димку все-таки госпитализируют.

20-е августа, примерно через час. Приезжает "скорая" и (ТА-ДАМ!) пытается отказать в госпитализации. Да, они видят, что происходит. Да, они понимают, что молодой 35-летний мужик вот-вот потеряет ногу, если вообще выживет, но приказ недвусмысленно запрещает им госпитализировать таких пациентов. Я встаю крестом в дверях  и популярно объясняю приехавшей бригаде, куда они могут засунуть данный приказ. Достаю (нет, не пистолет, всего лишь телефон), набираю номер департамента, параллельно оповещая бригаду, куда именно я звоню. Сообщаю им, что накануне уже звонила в департамент, и там очень удивились, что мы еще не в стационаре. В это же время терапевту звонит заведующая и интересуется, как у нас дела (очевидно, туда из департамента уже позвонили). После полутора часов (!) препирательств врачи со скорой понимают, что деваться некуда. Начинается "сочинение на заданную тему": температура 38,6? Пишем, что 39,5. Состояние? Ну, пусть будет средней тяжести.

20-е августа, около 18 часов вечера. Мы едем в больницу, терапевт идет по другим вызовам.

20-е августа, около 20 часов. Димку оформляют в отделение гнойной хирургии, тихо матерясь на долбаный приказ, из-за которого теперь столько осложнений.

20-е августа, 21.30: экстренная операция прошла успешно, ампутировали палец. Со слов оперировавшего хирурга, сустав на тот момент полностью разложился, начиналась флегмона стопы. Еще пара дней - и пришлось бы ампутировать всю стопу. Говорят, легко отделались.

Сейчас Димка в стационаре, вчера уже начал вставать и ходить. На следующей неделе его обещают выписать домой, на долечивание у районного хирурга. Боги, дайте мне сил сдержаться и не покалечить этого урода, когда мы придем к нему на прием... Другого хирурга в поликлинике, увы, нет. Затем последуют реабилитация, заказ ортопедического вкладыша в обувь и уже плановое обследование, чтобы понять, откуда это вообще все взялось. Димкины родственники хотят подавать в суд (правда, непонятно, на кого), мне все равно. Главное, что все остались живы.

Вывод: что бы с вами ни случилось, скорая вряд ли вас госпитализирует из дома. Поэтому, если вам очень-очень плохо, идите на улицу, садитесь на лавочку (только не около своего дома, а хотя бы в соседнем дворе) и вызывайте скорую туда. С улицы заберут, никуда не денутся. Хотя, кто ж его знает, могут ведь и просто до дома подвезти...

Да, перепост приветствуется. Бороться с системой - занятие неблагодарное, но, может быть, поднятая в ЖЖ волна смоет этот идиотский приказ.

Апдейт: скан приказа http://s50.radikal.ru/i130/1308/38/61eaad8be40c.jpg

Уроки Ильи Лаурса

Очень рано я понял, что людям трудно общаться. Люди не понимают, что им говорят, и не слышат друг друга… А бизнес, по моему скромному убеждению, на 90% состоит из общения. Каким бы твой продукт ни был, что бы ты ни делал, всегда изначально люди пожимают друг другу руки. От их настроения зависит гораздо больше, чем твоя цена или что-то еще.

Люди не склонны пробовать ничего нового. Самые простые игрушки — Black Jack, «Виселица», «Крестики-нолики» — коррелировали с самыми высокими доходами. Просто потому, что люди их знали — играли — любили.

Один из интересных моментов стартапов: ты берешь деньги только тогда, когда они тебе не нужны. Потому что, когда тебе будет нужно, никто не даст — а если дадут, то на таких условиях, что ты сам не захочешь.

Чем хуже дела обстоят в сфере банков, рынков и государств, тем лучше венчурное финансирование, потому что деньги обязаны где-то быть.

Идеологически у меня очень большая претензия к попыткам государства напрямую инвестировать и помочь бизнесу. Есть социальная неправда в том, что в таком случае неудачу покупают все налогоплательщики, а удачу забирает один бизнесмен.

Маленькая печальная (но без сильного оттенка печали) участь основателя — что рост компании совпадает с выведением тебя из компании потихоньку по твоему же желанию, потому что по определению ты нанимаешь людей, которые лучше тебя в своих сферах.

Кардинально меняется бизнес-модель операционной системы… Придет время, операционная система будет даже приплачивать сборщикам, чтобы включили именно ее.

Я верю, что в будущем пользователей будут награждать: идешь по улице, посмотрел на рекламу — в этот момент копеечка капнула. Я считаю, что пользователь будет согласен, чтобы им управляли в какой-то степени для получения халявы.


Читайте далее: http://www.vedomosti.ru/library/news/13718921/ya-byl-paren-kupayuschijsya-v-keshe---ilya-laurs-osnovatel#ixzz2aANyeFav

Русский Мальчик1

Иностранное усыновление тормозит внутрироссийское

Мнение двоката Жарова Антона Алексеевича (по наводке m_strazhnik):

***

"Иностранное усыновление — благо или беда? Национальный позор или спасение для детей? Есть два уровня этой проблемы.

Первый — на уровне ребёнка. Действительно, ребёнок, оставшийся без родителей, находящийся в доме ребёнка, в детском доме, он имеет право быть в семье. И если, увы, не нашлось россиян, которые были готовы взять на себя ответственность за него, то он должен быть передан иностранцу, если тот готов это сделать. Спорить тут не о чем совершенно.

Второй — на уровне общества. Не государства, общества.

Усыновление за границу не столь значительно, по сравнению с устройством в семьи. Усыновлено в 2006 году за границу 6689 детишек (из них инвалидов, вопреки распространённому мнению, всего 187). Устроено в Россию (на все формы) — 101465 детей. Почувствуйте, как говориться, разницу. В 2007  году ситуация ещё более показательна (устроено в России 125025 детей, иностранное — 4536 детей). Поэтому крик, на самом деле, лишь про 3,6% устройств детей в семью.  Это раз. Поэтому тезис о том, что закрывая (прикрывая, затрудняя) международное усыновление мы просто-таки лишаем российских детей-сирот «шанса в жизни» — несколько надуман.

Второе. Если гражданин России решит взять ребёнка, то куда ему идти — совершенно непонятно. Большинство людей так и живут, не зная, куда же обратиться. Нет ни социальной рекламы, ни понятного пути, куда идти, что делать… Самый большой источник информации, простите, интернет. Иностранец же может обратиться в специальное агентство и ему тут же предоставят весь перечень необходимых услуг, проведут буквально за ручку. При этом, очевидно, что подавляющее большинство и иностранных,  и российских усыновителей хотят получить здорового ребёнка, желательно не экзотической внешности.
Collapse )


Об Интернет

Google не вечен, но мы его любим не только за это.  /Александр Садовский/

...наши критерии ведь не ограничиваются статистическим исследованием текста, и уникальность материалов – не единственный и даже не главный показатель. «Удовлетворенность пользователя» - не менее важный критерий.  /Александр Садовский/

 А смайлик - это визуальный дезодорант. Его обычно ставят, когда юзеру кажется, что от него плохо пахнет. И он хочет гарантированно пахнуть хорошо.  /Виктор Пелевин/

В будущем на рынке останется два вида компаний: те, кто в Интернет и те, кто вышел из бизнеса.  /Билл Гейтс/

Вообще Медвед - это популярный интернет-персонаж, и невозможно игнорировать потребности изучения олбанского языка, хотя на мой взгляд, существует не меньшая необходимость изучать русский язык.  /Дмитрий Медведев/

Идеального поисковика не существует, потому что люди, которые им пользуются, не идеальны.  /Александр Садовский/

Кстати, Интернет очень полезен кое в чем. Если я вдруг чувствую у себя какой звездный зуд, или, например, зачешется у меня вдруг мания величия, я иду в Интернет и читаю о том, какое я говно. Очень удобно.  /Владимир Турчинский/

Нельзя просто болтать в Интернете, нельзя говорить "от ветра головы своя".  /Патриарх Кирилл/

Это (Facebook) самая ужасная машина для слежения за людьми, которую когда-либо изобретали. Это самая полная база данных о людях и их знакомых с именами, адресами, местами, где они бывают, знакомыми, родственниками – и все это находится в США и доступно американской разведке.  /Джулиан Ассанж/

Я не использую Твиттер для многозначительных сообщений типа: сижу, какаю. Фото прилагается. Твиттер – это личное мини-СМИ.Твиттер – это я, это только внутренние рамки и самоцензура, все остальное – возможно, хотя я там стараюсь не выражаться, понимая при этом, что слово «х..» в любом контексте привлекает людей гораздо больше любой умной мысли.  /Георгий Черданцев./

цитаты от wordshow.ru